Познавательный туризм - это начало начал

В Елецком районе Липецкой области, в 11 км от Ельца и всего 3 км от федеральной трассы М4 Дон на живописном берегу реки Пальна расположилось село Аргамач-Пальна, основанное когда-то давно местными стрельцами, которым стало тесно в родной елецкой слободе. О древней истории этих мест и об археологическом парке «Аргамач», создающемся здесь, порталу «Российский туризм» рассказал генеральный директор парка, кандидат исторических наук, археолог Александр Голотвин

«Мы пока здесь чуть больше года. Большая часть территории, на которой располагается парк, раньше была частью села и называлась Дюковка. Когда мы сюда пришли, это была заброшенное место: всего 2 более-менее живых дома. Сейчас мы эти дома выкупили, выкупили участки, взяли в аренду еще один, где раньше ферма располагалась. Парк примыкает к особо охраняемой природной территории - ландшафтно-биологическому памятнику «Аргамач-Пальна» (это лесной массив и долина реки Пальна). Государственная поддержка, конечно, присутствует. Нам выделили участок, мы находим понимание всех наших действий. У нас есть туристическо-рекреационный кластер Елец, в который мы, конечно, сначала не входили. Самостоятельно потихоньку развивались. А сейчас кластер расширили до нас. Ведется работа по подведению к нам всей необходимой инфраструктуры.

Наша основная задача – это популяризация археологического наследия, историко-культурного, природного наследия. Поскольку у нас это слабо развито, как и популяризация научного знания вообще. В основе - история Елецкого княжества. Я убежден: основой для развития туризма на нашей территории должен стать познавательный туризм. У нас одно время были модны бренды, да и сейчас тоже. И вот все пытались Тамерлана сделать главным брендом Ельца (мы даже, используя этот потенциал и информационную шумиху сделали фестиваль «Сапог Тамерлана»). Но я думаю, что бренд Ельца – это его история, природа. Мы должны что-то предложить эксклюзивное. А археология и история в каждом регионе своя. Ее нет нигде больше такой. То же самое можно говорить о природе. Несмотря на то, что тут центральная часть России и, вроде бы, кажется, что везде все одинаковое, на самом деле в каждой области, в каждом регионе есть свои интересные природные достопримечательности, свои исторические памятники, археологические. Взять, например, Елецкую территорию. Или Тамбов совсем рядом. Или Воронеж. Когда-то они входили в одно образование – Центрально-Черноземная область. Окажется, что на каждой территории не только свои памятники, но и своя история, свои народы, свои культуры, свои напластования археологические. Например, здесь у нас нет мордовских древностей, а совсем рядом они есть на территории Тамбовской области. У нас нет Хазарского каганата древностей, а, например, в Воронеже уже территория Хазарского каганата. Вот на это мы и делаем упор. Не только на археологию (хотя это в основе), но и на природное наследие, историко-культурное наследие в целом.

Наша фирма - это объединение, несколько частных организаций, которые по стечению обстоятельств зарабатывают деньги, занимаясь охранной археологией, и у которых есть желание вложить эти деньги обратно в археологию. Мне кажется, это очень важно. Об археологическом наследии, культурном наследии много говорят. Но показать его широким массам трудно. Это очень специфические вещи. Возьмем, например, кремневый скребок. Очень тяжело обывателю объяснить, что это уникальная находка. Ну, кремневое какое-то орудие. А когда ты это кремневое орудие, этот скребок, вставляешь, делаешь наконечником, и тогда уже показываешь это, то человек может взять это копье или, там, гарпун и половить рыбу. И прочувствовать. Приведу и другой пример. Если мы приезжаем в Грецию, там остатки колонн, фундаменты, камень. Остатки замков. У нас, конечно, ничего этого не сохранилось, не сохранилось каменного строительства. Все земля, дерево. Вот мы провели раскопки поселений эпохи Елецкого княжества (До 1483 года. Прим. ред). В раскопках мы находим ямы, развалы глиняные. Камень, он, вот, под ногами! Здесь, в Аргамач-Пальне его огромное количество. Все берега Пальны сейчас – это каменоломни, карьерчики. Но тогда он никак не использовался, поскольку это не было в традиции. Традиция у славян - деревянные избы. Начали строить из камня, когда вывели лес. В XIXвеке тяжело переходили к каменному строительству. Крестьяне отказывались жить в каменных домах. Дерево теплее, это удобнее, это привычнее. Сохранившиеся каменные дома - это все постройки конца XIX – начала XX века, до середины XX века. Поэтому чтобы нашу археологию и историю наглядно показать обывателю, ее необходимо реконструировать, воссоздавать. Просто так – это яма в земле, развал печи какой-то там глиняной. Тяжело восхититься. А на самом деле это было грандиозное деревянное сооружение, древнерусская постройка.

У нас население имеет вообще слабое представление о средневековой истории России. У нас со школьной скамьи сложилось такое впечатление, что XV, XVI, XVII века – это темные времена. О них вообще никто ничего не знает. Ну, знают, что до Петра были какие-то цари… О Руси знают: была древняя Русь, потом татаро-монгольское нашествие и потом темнота какая-то. На самом деле это несколько веков яркой истории. Огромные свершения делались. К примеру, Белгородская черта длиной 800 км. Она начинается в Тамбовской области и заканчивается на территории современной Украины. Это система валов, засек, защитных разнообразных линий, крепостей построенная в XVII веке от набегов Крымских татар. Это уникальный памятник архитектуры, фортификации. И он нагляден. На нашей территории 30 км идет насыпанный вал и ров. Глубина рва от дна до вершины вала даже сейчас 3-4 метра. Мощнейшее сооружение! Говорят, Великая Китайская стена. А это Великая Русская стена! Она не только здесь. Это 800 км. К ней примыкала Симбирская черта… У нас в Усманском районе есть уникальный Усманский вал, недалеко, в Тамбовской области, Козловский вал. Всего тысячи километров дерево-земляных укреплений. И об этом люди имеют слабое представление. А это готовые объекты показа. А курганы! Огромное количество курганов у нас в лесостепи, в степной территории. Это гигантские сооружения более 10 метров в высоту. На юге есть курганы, в которых захоронено по несколько десятков человек разных эпох, как в слоеном пироге. Они друг на друга наслаивались, курган рос. Это такие же пирамиды! Все это мы и хотим попытаться в своем парке показать наглядно.

Важно, на мой взгляд, что когда сюда приезжает ребенок, приезжает человек взрослый, они начинают знакомиться с культурой. Оказывается, что здесь жили разные народы, разные племена. Самых древних мы не знаем. Это каменный век. В Костёнках под Воронежем самая древняя находка – человек, у которого еще даже расогенез еще не произошел. То есть черты негроидные, европеоидные смешаны. Иранская срубная культура, которая была от Урала до Днепра, осталась и здесь. Об этом тоже мало кто знает. Гигантский массив унифицированной культуры. От Урала до Днепра одинаковая форма горшков, одинаковый погребальный обряд (с небольшими отклонениями). У нас здесь пол тысячелетия была гигантская общность. Непонятно, что ее объединяло. Какие-то, видимо, религиозные взгляды, о которых мы сейчас не можем представления даже иметь. Что это за религия такая, которая вот так унифицировала? На протяжение 400 лет (2-я половина II-го тысячелетия до нашей эры) культура как будто замерла. Практически нет ни одного источника, где не было бы этих срубников. Это гигантский массив населения. Гигантский. Здесь жили тюрки, германцы, славяне, финно-угры. Все вперемешку. Человек приезжает сюда познакомиться наглядно с традиционной культурой. Мне кажется, изучив ее, проникнувшись её, уже тяжело как-то негативно относиться к человеку этой нации. Для сохранения Российской Федерации как единого организма очень важно именно изучать традиционную культуру. Тогда человек более толерантно относится к другой религии, к другой национальности. Вот самая главная задача, которую мы ставим для реализации в нашем парке.

В чем суть нашей задумки? Мы хотим сделать несколько точек размещения, питания (это, естественно, как визит-центр). У нас уже есть юрт-отель (8 юрт монгольского типа). Юрт-отель, по сути, кемпинг пока. Я думаю, что в следующем году мы выйдем и на зимнее проживание уже. Гостиница строится («Хоромы князя», так называемые) на 40 мест. Мы уже подняли сруб на этаж. Кафе уже построено, и сейчас вводится в эксплуатацию.

Функционирует детский лагерь, который располагается на еще одной кемпинговой площадке. Это все сопутствующая инфраструктура. Основа – это музей под открытым небом, который мы будем называть «Археоград».
Центром нашей площадки будет позднесредневековая крепость (XVI-XVII века, как древний Елец), внутри которой расположится фестивальная площадка на несколько тысяч человек, музейный комплекс и интерактивные площадки. Рядом собираемся установить лабиринт, курганы. Этот комплекс мы будем называть «Волотова могила». Смысл в том, чтобы можно было войти в курган и посмотреть погребальные обряды, которые были распространены на нашей территории в разные эпохи. Кроме того, мы хотим восстановить здесь кусочек Усманского вала. Он будет одновременно и маркировать территорию, то есть играть роль забора, и будет уместен рядом с позднесредневековой крепостью. Вообще территория «Археограда» будет заполнена исторически и археологически обоснованными реконструкциями: поселок каменного века (неолита), эпохи бронзы, раннего железного века (скифов), сарматского времени, древней Руси (славян), вплоть до позднесредневековых городов XVI-XVII века. У нас уже есть первые ласточки, построечки еще не совсем доделанные.

Мы ориентируемся, прежде всего, на бюджетный отдых. Предлагать какие-то VIP-услуги мы не собираемся. Это должен быть массовый отдых. Прежде всего, семейный. Все те, кому интересна история, природа, кто хочет что-то узнать. Просто отдохнуть - это не совсем к нам. Отдохнуть тоже можно, но прежде всего мы делаем упор на какие-то познавательные вещи. Мы, конечно, рассчитываем, что сейчас дети, которые у нас отдыхают, наши воспитанники, привезут своих детей, когда со временем вырастут».